Как я "выпускала" Золушку

Я могу считать себя очень счастливым человеком, потому что приняла участие в выпуске в природу Золушки. Это амурская тигрица. Она осталась сиротой зимой 2012 года, и мы помогли ее вырастить в реабилитационном центре в с. Алексеевка, под Владивостоком.

С июня прошлого года практические ежедневно я узнавала,  что происходит с Золушкой, ‒ что она ест, что любит, кaк спит… и прочие подробности ее жизни.

Вот, например, Золушка очень любит купаться. Обычно она покушает плотно, съест кабанчика или кролика, а после этого залезет в ручей, который протекает по ее вольеру, и лежит там в свое удовольствие.

А еще, когда Золушку нашли, она была очень истощена и поморожена. У таких тигрят очень часто оказывается обмороженным хвост. И у Золушки он тоже оказался пострадавшим, так что пришлось ей удалить кончик хвоста, сантиметров 5-7. Это тот кончик, который очень характерно загибается у тигров. Мы немного боимся, что это может повлиять на ее взаимоотношения с другими тиграми, но в целом это не должно помешать ее жизни на свободе.

Кроме IFAW, о жизни Золушки беспокоилось много организаций – ИПЭЭ РАН им. А.Н. Северцова, Фонд «Феникс», ФГУ Инспекция «Тигр» и WCS.  Представители всех этих организаций  приняли участие в выпуске тигрицы.

За время жизни в реабилитационном центре Золушка научилась двум самым главным навыкам – самостоятельно охотиться и избегать людей. И то, и другое были ее врожденными навыками, просто в центре они развились, и Золушка определенно достигла некоторого совершенства.

Готова ли Золушка к выпуску, решало много специалистов.  После долгих обсуждений, был назначен день выпуска‒ 9 мая. Никто специально не подгадывал под День Победы, просто так получилось.  

8 мая в центре реабилитации собралось много людей. Наверное, Золушке еще не доводилось ни разу слышать столько голосов и запахов.  Перед выпуском у всех животных всегда берут анализы и пробы, а также было необходимо повесить спутниковый ошейник, поэтому тигрицу надо было обездвижить. Процедура эта оказалась не такой уж и простой: вольер у Золушки большой, и она там отлично прячется от людей. При обездвиживании я не присутствовала, т.к. всех, кто не участвовал в самом процессе, попросили подождать в километре от центра, чтобы лишний раз не тревожить тигрицу.

Часы я забыла в Москве, поэтому не знаю точно, во сколько все произошло. Вероятно, часа через полтора. Дальше у Золушки взяли кровь и другие анализы, а также произвели всякие замеры, в том числе и хвоста.  А потом надели спутниковый ошейник. Когда все наблюдали за Золушкой во время ее жизни в центре, то казалось, что она весит больше 100 кг (смотрелась она очень солидно), а когда взвесили, то оказалось, что вес ее всего 94 кг. Наша барышня оказалось хрупкой. Я не удержалась и погладила Золушку, пока она спала. Меня почему-то очень удивило, что она теплая:  проводишь рукой ‒ и руке тепло.

Дальше ее погрузили в транспортную клетку. Вся эта операция по взятию анализов и замеров заняла, наверное, полчаса.

Выдвинулись мы из центра около часа дня. Выехало нас 4 машины, одна из которых везла на прицепе Золушку.

Первый час пути наша будущая принцесса просыпалась и отходила от наркоза. Мы за ней наблюдали в дырочки, которые специально просверлили для проветривания. Смотришь в глазок ‒ а на тебя тигр смотрит… Бр-р-р, страшновато…

В районе Владивостока было не очень жарко, потихоньку стало теплеть, а потом и стало просто жарко. Мы часто останавливались и смотрели, как там Золушка. Поскольку воду налить сложно, т.к. она вся расплескается, то чаще всего в таких ситуациях кладут лед. Так было и сделано. Два пятилитровых куска льда было положено в клетку. Но нам показалось, что этого мало и что тигрицу надо полить водичкой… Ну и стали поливать водой из дырочки…А как еще… А теперь представьте,  что вот вы лежите,  и вдруг на вас из дырочки начинают поливать холодной водой… Ну вот и Золушка так подумала и стала говорить об этом довольно  вполне ясно. Так что смысл нами был сразу понят. Больше поливать не пытались.

Что пережила Золушка по дороге, мы можем только догадываться. Переезд на машине был длинным и изматывающим. А вертолетная доставка оказалось слишком дорогой.  Ехали мы в заповедник Бастак. Это около 1000 км от Владивостока вблизи Биробиджана. К вечеру пошел дождь, и стало прохладно, так нас встретила Еврейская Автономная Область (ЕАО), где и расположен заповедник Бастак.

В ЕАО раньше водились тигры, но потом люди всех истребили, и многие годы тигры тут не встречались. А в 2006 году регулярно стали регистрировать одного самца и до сих пор его наблюдают. Так что у нас на Золушку далеко идущие планы.

В 11 утра 9-го мая мы подъехали к месту, где нас ждал вездеход, т.к. по территории заповедника по большей части больше ни на чем не проедешь.

Это был огромный вездеход. Очень внушительных размеров, похожий на танк, только без «башни». Клетку погрузили на вездеход, и мы тоже взгромоздились на него. Я никогда раньше не «ездила» на таких штуках. Очень мощная машина, одно неудобно – надо постоянно уворачиваться от веток. Один раз я таки не успела и хорошенько схлопотала по уху толстенной веткой – неприятно, однако.

И вот мы добрались до места выпуска. А место было выбрано в самой середине заповедника, куда никто не ходит,  даже инспектора заходят редко. Т.е. эту зону обходят по периметру и смотрят, есть ли следы присутствия людей, если нет, но внутрь этой территории не заходят. Вот сюда мы и привезли Золушку.

Клетку сняли с вездехода и поставили ее так, чтобы была удобная позиция для съемки видео. Мы думали, что Золушка сделает хотя бы прыжка три по прямой.  Камеры расставили. Надо сказать, что для этой цели приехали наши коллеги из Америки. Они привезли с собой какую-то хитрую камеру-фантом – которая умеет снимать невероятное количество кадров в секунду. В итоге получается замедленная картинка.

Желающих отрывать клетку лично почему-то не было, поэтому сделали систему блоков, для дистанционного открытия дверцы. Все установили, расставили, всех посадили в вездеход, т.к. предсказать, как поведет себя тигр в данной ситуации, невозможно. 

Стали тянуть за веревочку, а дверь не открывается. Конструкцию переделали, все нервничают, время идет, камеры расставлены и пишут, Золушка слышит все и тоже волнуется. Опять потянули за веревочку, и опять ничего не выходит. Тут стали кардинально переделывать систему блоков. Наши операторы совсем заволновались, т.к. они не рассчитывали на такой долгий срок работы камер. Да и Золушка не в восторге, что вокруг ее клети ходят. 

Снова все уселись в вездеход, все встали на «позиции» ‒ и тут наконец то дверь-шибер открылась!

Дальше все заняло доли секунд. Мы услышали рычание, и через мгновение я увидела, что Золушка выпрыгнула из клети практически сразу, и, вопреки нашим ожиданиям, решила исчезнуть из нашего поля зрения, резко повернув направо. Меня совершенно восхитил этот момент, она была так грациозна и пластична. Это просто удивительно. Перепрыгнув через одну из камер, Золушка отбежала немного в сторону, остановилась и стала смотреть на нас. Я подумала, что это первый раз в моей жизни, что я вижу тигра в природе. И вероятно последний раз, как я его вижу в нашей тайге.

Тут у того, кто держал дверь (а она тяжелая), видимо, дрогнула рука, и дверь начала закрываться с жутким грохотом. Золушка встрепенулась и исчезла. Т.е. она сделала еще пару прыжков и как будто растворилась в тайге. Потрясающе, как эти ярко рыже-черные полоски становятся невидимыми в лесу. Ты знаешь, что она тут и видит нас, а мы ее нет. Это странное чувство, с одной стороны очень радостно, что наша Золушка свободна и вернулась домой, а с другой, теперь совсем не хочется с ней встречаться.

Вот и все.

Сегодня мы получили уже сведения со спутника, что Золушка перемещается по заповеднику, и мы точно знаем, что она жива.

Еще раз хочу отметить, что все это стало возможным, только потому, что объединилось много людей из разных организаций: ИПЭЭ РАН, ФГУ Инспекция «Тигр», WСS, Фонд «Феникс» и IFAW.  

 

 

 

 

Post a comment

Experts

Dr. Maria (Masha) N. Vorontsova, Regional Director, Russia & CIS
Regional Director, Russia & CIS
Gail A'Brunzo, IFAW Wildlife Rescue Manager
Wildlife Rescue Manager, IFAW HQ
Grace Ge Gabriel, Regional Director, Asia
Regional Director, Asia
Peter Pueschel, Director, International Environmental Agreements
Director, International Environmental Agreements
Vivek Menon, Director of IFAW partner, Wildlife Trust of India
Regional Director, South Asia